Ночь и, пожалуй, аптека

Ночь и, пожалуй, аптека

20.05.2014

 

Подлость должна быть тщательно отполирована, даже если она появляется на страницах такой газетки, как «Земское обозрение». Иначе – очередной конфуз. В № 17 от 14 мая в рубрике «Литературный салон»  явилась свету публикация «Ночь, улица, фонарь, аптека». Мерзкая, грязная, непрофессиональная, и как было сказано выше, подлая. «Чернуха», подписана двумя «литературоведами» – Каролиной Край и Павлом Потворцевым. Этих «литературоведов», определивших географией своего творчества маршрут «Москва-Саратов»,  я представлю читателю как ярких представителей литературного убожества. А поскольку за этими именами стоят имена других существ, то даю им полную возможность обратиться в соответствующий суд, открыть своё личико и перестать бояться – давным-давно я дал себе зарок оппонентов не убивать. Предлагая открыть личико в единственном числе, я исходил из прочтения текста, — повествование ведется то во множественном, то в единственном числе.

По существу: Публикация посвящена творчеству моего отца – Николая Егоровича Палькина. А также тому обстоятельству, что ему «собираются поставить памятник». В бронзе, как уточняется ниже. Эти сведения трепетные «литературоведы» почерпнули из СМИ. Враньё или нечистоплотность? О памятнике упомянул только господин Арбитман, но к информации известного мистификатора следует относиться с осторожностью. Министр культуры С. Краснощёкова сообщила следующее: «Состоится юбилейный вечер, посвященный 100-летию со дня рождения Юрия Петровича Киселева — планируется установить бюст знаменитого режиссера и педагога на площади перед зданием ТЮЗа, которая будет носить его имя. В Год культуры к дате годовщины смерти также необходимо увековечить память еще одного нашего земляка, знаменитого народного поэта Николая Палькина». То есть, речь идёт о бюсте,  а не о монументе. Но бюст, видимо, не вписывался в задуманный широкий мазок рассеянного Арбитмана.

Газетные же щелкоперы решили блеснуть не только знанием алфавита, — выдав читателю заведомо ложную посылку, они попытались выстроить цепочку ложных заключений. Правда, это действо описано ещё Аристотелем, но что есть Аристотель, на фоне ассоциации саратовских писателей, (она же АСП, — самопровозглашенное образование, занимающееся, помимо чего-то ещё,  литературным рейдерством).

«Читали и недоумевали… Назвать его поэтом сложно, увы, творчество словослагающее  (видимо, неологизм, хотя в интернете попадается в странных контекстах – А.П.) на «троечку», правда, некоторые тексты стали советскими песнями-однодневками типа «Вальс при свечах», или «Травушка-муравушка», «Полюбила на беду агронома», кои в советские времена плодились тысячами, а лепились да пелись по – настоящему великими композиторами и артистами «в порядке разнарядки…дабы сохранить народные традиции»…

В данном случае враньё заключается в том, что отец написал более ста песен, желающие могут ознакомиться с ними в интернете (включая и видеозаписи). С ним работали выдающиеся композиторы эпохи,- руководитель хора Пятницкого Владимир Захаров, Серафим Туликов, Александр Аверкин, Григорий Пономаренко, Валерий Заволокин и многие другие. Пели эти песни Надежда Обухова, Людмила Зыкина, Иосиф Кобзон, Владимир Трошин, Ренат Ибрагимов, Александра Стрельченко, Леонид Сметанников, Ирина Бржевская, Ольга Воронец, Валентина Толкунова, Николай Басков — всех не перечислишь. Все, особенно Басков, пели по разнарядке. По разнарядке пел в фильме «Безотцовщина» Леонид Куравлёв, по разнарядке включил его песню в свой фильм «Барак» Леонид Ярмольник. Кстати, музыку к этой песне («На тропинке, луной запорошенной») написали по разнарядке 18 (!) композиторов, а лично я, копаясь в «YouTube», нашёл её в 22–х  исполнениях. Есть ещё несколько песен, музыку к которым сочиняли десятки композиторов. По разнарядке.

Следующее действо — сравнение популярности песен отца и «песен» некого Ю. Дружкова про юбочку из плюша и два кусочека колбаски, — это, как раз индикатор здравого смысла «земобозовских» публицистов. Самый сильный аргумент в пользу «кусочеков колбаски» состоит у них в том, что под эти песни плясал на встрече одноклассников экс-президент Дмитрий Медведев. Это да! Это сила! « Так почему же памятник Палькину», — негодуют они. Как тут ответить страдальцам? Анекдотом брежневских времен. «Муму» написал Тургенев, а памятник Пушкину.

«Для того, чтобы не быть голословным обвинителем (ах, ещё и мания величия — А.П.), приведу только четыре характерные строчки…

А потом, одаривая душу

Радостью веселой, молодой,

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой».

«Осмелюсь напомнить, — продолжаЕт авторы, что последние две строки принадлежат замечательному поэту… Михаилу Исаковскому. Хотя контраст (? -А.П.) между строками Исаковского и Палькина слишком очевиден и явно не в пользу нашего земляка. Сравните данный текст и легко поймёте, какого уровня достиг при написании своих вирш псевдонародотворец (???-А.П.)» Ладно, сравним. Но прежде озадачимся математическими знаниями «литературоведов» Каролины Край и Павла Потворцева. «Четыре характерные строчки… две последние принадлежат замечательному поэту»… Ребята, ты что курите? Сравним ещё раз. Строки находятся в полной гармонии, звучат звонко и ярко, а если их тупо не вырывать из контекста, то окажутся фрагментом «Поэмы о Волге», глава «Жигули». Серьёзные литературные критики и литературоведы уделили этому произведению немало внимания. Евгений Осетров, если это имя что-нибудь говорит дремучим авторам как бы газеты «Земское обозрение», писал об этой поэме: «Путешествие по Волге невозможно без исторических припоминаний… Перед нами не стихотворный путеводитель, а поэтические страницы жизни, заставляющие вдуматься и вчуствоваться в неизъяснимую прелесть и мощь мест, чьи названия звучат то изречением из летописи, то саврасовским или левитановским пейзажем, то разгулом речной волны…»

Поэтому, обходясь без иных доводов, я имею очевидное право употребить в отношении «литературоведов» определение «дебилы». Не в эмоциональном, и даже не в медицинском аспекте, а как сейчас принято говорить, в общечеловеческом.

Идём далее по тексту. Исписавшись, «литературоведы» перешли на более близкую им стезю, а именно, на традиционные для этой категории «моралистов» иссыхающие плевки и оскорбительные шаблончики.  Поглумились почему-то над Почётным знаком «Отличник культурного шефства над вооруженными силами СССР», даже дату указали – 1982 год. У отца два ордена, много медалей и почётных знаков. Надо посмотреть, не врут ли? «Подозрительно часто сочинял свои слащавые поэмки и стишата для первых лиц области», «графоманство «правительственных сочинителей» (Тредиаковский, Державин, Твардовский, Вознесенский, Евтушенко?), «когда «царедворцы-графоманы» правили бал, многие вынуждены были уезжать…»(Солженицын, Аксёнов, Бродский, Довлатов?)

Кому же поручил таинственный мэтр подготовку этого барахла после очередного авторского пролёта в одном из вузовских изданий? «Доброжелатели» довели до меня «тайное знание». А знание, как известно – сила.

Что касается оценки творчества «на троечку», то этот потешный снобизм «литературоведов» Каролины Край и Павла Потворцева из тамбура вагона «Москва-Саратов» представляется особенно забавным. «Оценка» свидетельствующая о полном незнании творчества отца, родилась, видимо, по принципу «сам не читал, но осуждаю», или анекдотического «Моня напел».

«Принципиальные литературоведы» предлагают альтернативу – увековечить память Ивана Петровича Ларионова – создателя знаменитой «Калинки», Алексея Николаевича Толстого, поэтов М. Зенкевича, А. Передреева, Г. Касмынина. Слов нет, люди достойные. Сложность в том, что перечисленные литераторы связаны с землей саратовской лишь тем, что они здесь родились. А состоялись, увы, не здесь. Идя по пути «литературоведов» можно включить в их список ещё фамилий двести. Дерзайте!

«У Н.Е. Палькина не осталось даже учеников», — изобретают «литературоведы» ещё один «грех». Ну, во-первых, это не совсем так, а во-вторых, данное «наблюдение», по логике, следует развить. Например: «а вот у Ю. Дружкова ученики остались. Они организованы в 3 семинара и еженедельно проводят творческие конкурсы «Три кусочека колбаски», «Юбочка из драпа», «Вишнёвая «десятка». То есть, динамика налицо».

Творческие метания «литературоведов» причудливым образом связали имя отца с Петром Аркадьевичем Столыпиным. «Говорят, что за всеми этими памятниками Столыпиным, Палькиным стоит один инициатор – бывший губернатор Дмитрий Аяцков». Далее Дмитрию Фёдоровичу достаётся по полной. Как революционная чернь выплёвывала свои животные чувства на лишённого власти барина, так и страстные «литературоведы» налетели на Аяцкова. Не понимая, что их обвинения в возрождении имени Столыпина экс-губернатор воспримет как комплимент. Если, конечно, данная бульварщина непостижимым образом попадёт к нему в руки.

«В Москве на Столыпина планировалось и было совершено (интересная конструкция – А.П.) одиннадцать покушений», — развивают «литературоведы» «злодеяния» Петра Аркадьевича. А вот на президента Путина по не самой последней информации, было совершено двенадцать покушений. Интересно, как «Земское обозрение» интерпретирует этот факт?

Позабавила ещё одна фраза «где единственный литературный журнал действительно высокого уровня «Волга 21 век» влачит жалкое существование». Фраза понятна. Именно этот журнал я имел в виду, говоря о рейдерстве ассоциации саратовских писателей. АСП, не имеющая к журналу никакого отношения, фактически оттёрла от участия в нём саратовское отделение Союза писателей, которое, наряду с областным министерством информации и печати, является соучредителем издания. Рассчитывая лишь на сомнительную «отмазку» — мы, мол, печатаем и членов Союза. В прошедшем году, по-моему, министерством по согласованию с отделением Союза писателей, был утвержден новый состав редколлегии журнала, и где он? Правильно, вопрос риторический, а журнал документ соучредителей просто проигнорировал. Не только по материальным соображениям. В этой части «литературоведы» не соврали, доходы там не самые великие. Не только из сомнительного понимания литературного процесса и ценности творческого труда. И не из-за криминальной подсветки в стадии выхода журнала в свет. Просто сопричастные верят (или делают вид, что верят), что эта прилизанная макулатура действительно является «единственным литературным журналом высокого уровня».

Ну, да ладно. Опустим традиционные «наезды» на министра культуры С. Краснощёкову, на руководителя отделения СП В. Гурьянова, на губернатора.

В «эпоху великих перемен» многие организмы не могут адаптироваться к новым условиям, возникают поводы для стрессов, нервных расстройств, психических патологий. Следует быть оптимистом, лечиться эффективно и самым серьёзным образом. Даже в сумеречном состоянии.

 

Александр Палькин

Свяжитесь с нами

Приглашаем всех желающих разместить на сайте свои творческие новинки. При этом оставляем за собой право отбора предлагаемых материалов.

i
© 2015 Культурный Фонд Николая Палькина.
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.