Ледокол

Ледокол

И какое б положенье

Не имели б мы во льдах,

Знают наше продвиженье

Все окрестные суда.

Ю. Визбор

 

Васисуалий Лоханкин, воровавший по ночам мясо из супа, тщился, как известно, постичь судьбы русской интеллигенции.

 

Роман Арбитман тоже, вероятно, тщился, но не блеснул. Потребителю чтения от Арбитмана предлагается какая-то заунывная шарманка, - закольцованная мелодика с элементами оценочных суждений, затасканные иронические формулы. Продукция готова. Только фамилии подставляй. Фамилий надо много, потому что платят построчно. Но мятежна душа писателя - об этом знает весь свет. Душа же нашего «известного писателя» куда мятежней прочих. Вот откуда стремление к новым жанрам, эпатажным сюжетам, нафталиновым мыслеформам.

 

Однажды, когда литературного экспериментатора неучтиво выпроводили из «Саратовской областной газеты», на  профессионально ранимую душу наложилась ещё одна рана - личная.

На защиту Романа Арбитмана поднялся сам Лев Гурский, который в форме слегка завуалированной угрозы известил губернатора Валерия Радаева что теперь он последнему не друг.

 

И началась у губернатора не жизнь, а сплошной кошмар. То Гурский его помянет, то Арбитман, а то ещё какой-то сомнительный Евдоким Верных-Взглядов. Причём, не в положительном контексте. Писатель Арбитман нашёл-таки свой жанр, заявив о себе как о бесстрашном губернском летописце новых времён. Процесс несложен. Берётся какая-либо актуальная гадость, фаршируется фамилиями министров, руководителей различных ведомств, и даже (сам чёрт ему не брат), президента Российской Федерации  Путина Владимира Владимировича. Готовый продукт приправляется цитатами из классики.

 

«Шарманки» от Арбитмана имеют удивительное общее свойство: упоминаемые в них лица, оскорбляемые или обличаемые, заведомо для автора, совершенно беспомощны перед ним. Ну не будет же министр Краснощёкова стрелять в него из-за угла. Не придушит же его в лифте писатель Проханов, не даст пощечину сенатор Бокова. Другими словами, можно «геройствовать» вполне безнаказанно. Однако мнится, что это суждение, если оно имеет место, - критическое заблуждение литератора, и не является верным...

 

Так не состоялась история душевного соития Романа Арбитмана с Васисуалием Лоханкиным. Поскольку отождествить себя с нравственными терзаниями русской интеллигенцией не получилось, Роман Арбитман выступил с историко-экономических позиций. Повод почти что плавал на поверхности, а точнее — лежал на небольшой глубине. В виде саратовского ледокола, называвшегося «Саратовский ледокол».

 

Многотрудная судьба этого судна представлена в интернете, а сайт «Новости Саратова» сделал очень неплохой ролик. Итак: расцветающая Россия конца 19 века, «чугунка», упирающаяся в берег Увека, круглогодичная потребность в переброске вагонов на покровскую сторону, британская империя, как исполнитель заказа, труженик-ледокол, Великая Отечественная война, послевоенное строительство моста-шестидесятника, бардак периода развитого социализма, наши дни, энтузиасты, рождение проекта ледокола-музея, восторженные отзывы, Арбитман.

 

Дежурная публикация, дежурные слова, радение за казённые деньги, сильно придушенное авторской логикой, противопоставление всего перемешанного в авторском гневе, ни много ни мало, цивилизованному миру. Далее — стёб (красивое русское слово) по поводу собственно ледокола.

 

Короче, традиционно не о чём.

 

Послушайте, а зачем ему всё это надо?

Месть губернатору? Смешно и глупо, что аналитик по ледоколам понимает и сам.

Борьба за справедливость? Но борьба подленькой не бывает.

Гонорар? Да не такие это деньги, чтобы за них так суетиться.

Загубить  хоть кусочек отечественной истории? Эти цели масштабируются иначе.

 

Ответ, видимо, не на поверхности, а чуть ниже неё.

Как ледокол.

 

Александр Палькин

Свяжитесь с нами

Приглашаем всех желающих разместить на сайте свои творческие новинки. При этом оставляем за собой право отбора предлагаемых материалов.

i
© 2015 Культурный Фонд Николая Палькина.
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.