Стихи разных лет 2

* * *

 

И опять распускаются почки,

И опять зеленеет трава.

И опять собираются в строчки

Унесённые ветром слова.

 

Снег растаял, исчезла обида.

Первый гром прокатился вдали.

И душа, как и прежде, открыта

Для ожившей весенней любви.

 

Уже не однажды пыталась

Писак безголосая рать

Исконное русское слово

Из русского сердца изъять.

 

Спасибо, народ мой великий,

За то, что умеешь беречь

Жемчужное русское слово,

Державную русскую речь.



Плачея

 

 

Пережитое

С новой силой

Обжигает мне душу и взгляд.

И опять я стою над могилой,

Комья глины о гроб твой стучат.

 

Смерть есть смерть.

Все мы ходим по краю.

Вечно борются солнце и мгла.

Горсть земли я в могилу бросаю.

Горсть земли — до чего ж тяжела!

 

Я на жизнь обижаться не вправе,

Но кляну эту страшную суть,

Что нельзя ничего ни исправить,

Ни на прежнее место вернуть.

 

Книгу жизни твоей белоствольной

Ветер долгие годы листал.

Мне сегодня особенно больно,

Что в живых я тебя не застал.

 

У предела того рокового,

Что мы просто кончиной зовем,

Не услышал последнего слова

О последнем желанье твоем.

 

До Москвы я спешил к тебе скорым.

Из Москвы электричкой — в Покров.

Только с временем как мы ни спорим –

Не догонишь его рысаков.

 

Хоть душа безоглядно летела,

Чтоб тебя поскорее обнять,

Я успел только к выносу тела,

Лишь у гроба успел постоять.

 

В изголовье свеча догорала.

Кто-то плакал в сторонке навзрыд.

И вся в черном сестра прошептала:

«Посмотри, как живая лежит».

 

Ты и впрямь, отойдя от заботы,

Положив свои руки на грудь,

После долгой и трудной работы

Прилегла на часок отдохнуть.

 

Только кончились всякие сроки

И слетела последняя нить...

У владимирской старой дороги

Собрались мы тебя хоронить.

 

Вот она, эта страшная яма,

Перед ликом детей и внучат.

Мама, мама, родимая мама,

Комья глины о гроб твой стучат.

И вскипают горючие слёзы,

И туманится небо окрест,

И склоняются молча берёзы,

И рыдает районный оркестр.

 

И я вспомнил под скорбные звуки,

Накалившие все добела,

Что в родной прихоперской округе

Плачеёю ты первой была.

 

С никогда не стареющим чувством

Сострадания к боли чужой

Ты владела редчайшим искусством

К боли той прикасаться душой.

 

От сохи, от земли, от деревни,

Избегая коварства и зла,

Ритуал этой жалости древней

Ты по судьбам знакомым несла.

 

Умирал кто-нибудь по соседству,

И родня, покорившись судьбе,

Как к иному бесценному средству,

В горький час прибегала к тебе.

 

И звучала мольба неизменно,

Непохожая вовсе на блажь:

«Ну, уважь нас, Елена Андревна.

Очень просим, Андревна, уважь».

 

Сколько раз, вечной боли не пряча,

В чью-нибудь ты входила семью

И в своих причитаньях и плачах

Обнажала всю душу свою.

 

«Отходили резвы ноженьки,

Отмахали белы рученьки,

Отсмотрели очи ясные,

Отсмеялись уста сахарны.

Глубока твоя могилушка,

Без окошек домовинушка.

Ой, не дай же, боже-господи,

Жить во горе, во сирочестве,

Только дай мне, боже-господи,

Нарыдаться вдоволь-досыти!»

 

Сколько раз, сострадая и мучась,

Смерть кляня и живое любя,

Облегчала ты чью-нибудь участь,

Боль чужую беря на себя?

 

Сколько раз по чужим голосила

Ты в порыве святой простоты?

И откуда бралась в тебе сила

Обходиться со смертью на «ты»?

 

Как над нею возвысить умела

Ты безгрешное дело свое?

Или ты перед ней не робела?

Или ты не боялась её?

 

А вот я перед смертью немею,

И, поверь, я нисколько не лгу,

Что, как ты, ни за что не сумею,

Что, как ты, никогда не смогу.

 

Вот она, эта страшная яма,

Перед ликом детей и внучат.

Мама, мама, родимая мама.

Комья глины о гроб твой стучат.

 

И во мне словно что-то убито,

Словно меньше вдруг стало огня,

Словно рухнула наземь защита,

Что от бед ограждала меня.

 

Веет ветер осенний на воле

Посреди облетевших рябин,

Словно вышел я в чистое поле

С неизвестным — один на один.

 

Смерть есть смерть.

И напрасны проклятья.

Гаснет солнце прощального дня.

Что тебе не смогу досказать я,

Пусть доскажет оркестр за меня.

 

Пусть скорбит и рыдая и плача,

У твоей у последней черты,

Как когда-то, страданий не пряча,

Над умершими плакала ты.

 

 

            * * *

 

На тропинке, луной запорошенной,

Мы с тобой распрощались давно.

Что ж ты ходишь за мною, хороший мой,

Что ж ты снова стучишься в окно?

 

Ведь не я тебя, милый, оставила,

Сам решился на выбор такой.

И не я тебя, милый, заставила

Целоваться на свадьбе с другой.

 

Я пошла бы с тобой за околицу,

Только гордость моя не велит.

Если сердце мое успокоится.

У подруги твоей заболит.

 

От тебя не закроюсь я ставнями,

Посиди у окна моего.

Только счастья чужого не надо мне,

Хранит мне на мой век своего.



 

            * * *

 

Зацвели саратовские вишни.

Занялся над Волгою рассвет.

А тебя не видно и не слышно.

А тебя опять со мною нет.

 

Вдаль ведёт широкая аллея,

На дорожку падает роса.

Я б хотел увидеться скорее,

Заглянуть в любимые глаза.

 

Обо всем сказать, что наболело,

Поделиться, чем в душе богат,

Показать тебе вот этот белый,

Этот вешний, этот майский сад.

 

Но тебя не видно и не слышно.

Лишь в кустах малиновки поют.

Неужель саратовские вишни

Без своей хозяйки отцветут?



 

            * * *

 

Там, где в поле рожь колышется

В тёплом сумраке ночей,

Всё мне слышится, всё мне слышится

Голос матери моей.

Жду, вот-вот она покажется,

Улыбнется, как всегда.

Всё мне кажется, всё мне кажется,

Не прошли её года.

 

Два конца платочка белого

Узелочком у неё.

Будто не было, будто не было,

Что состарило её.

На дорожку уронила я

Две слезинки в тишине...

Мама милая, мама милая,

Спой, как прежде пела мне.

 

 

 

            * * *

 

Стукнет ветер в окошко,

Скрипнет снег у порожка,

Снова чудится старой: это сынок.

Сердце верит, не верит.

Кто там ходит за дверью?

Никого, только вьётся снежок.

 

Помнит мать, как, бывало,

Сыну все отдавала,

Сколько ей приходилось ночек не спать.

Что такое случилось?

Что же с ним приключилось?

Перестал даже письма писать.

 

Старой много не надо.

Только он ей отрада.

Только знать, что родимый жив и здоров.

Неужель не услышит?

Неужель не напишет?

Не придет под родительский кров?

 

Шумно в доме соседей:

В гости съехались дети...

Может, к ней в этот вечер стукнет сынок.

Сердце верит, не верит.

Кто там ходит за дверью?

Никого, только вьётся снежок.



 

Зачем мы ссорились

 

Зачем мы ссорились,

Зачем мы спорили,

Зачем, любимый мой,

Опять повздорили?

За лесом утушка

Весь вечер крякала.

Ты только хмурился,

Я горько плакала.

 

Зачем друг друга мы

Опять обидели?

К нам месяц ластился,

А мы не видели.

Зачем из сердца мы

Друг друга выжили?

Нам пел соловушка,

А мы не слышали.

 

Зачем нам искоса

Глядеть, поглядывать,

Зачем самих себя

Вот так обкрадывать?

Винить нам некого,

Судить нам некого

И вовсе не к чему

Пенять на зеркало.

 

Коль будем ссориться,

Что с нами станется?

На счастье времени

Нам не останется.

А годы катятся,

И не прощаются,

И никогда назад

Не возвращаются.



 

Спасибо, друг

 

Спасибо, друг, что ты пришёл

И протянул на помощь руку.

Давай по чарочке нальём,

И посидим с тобой вдвоём,

И поглядим в глаза друг другу.

 

Я очень, друг мой, виноват,

Что обходил тебя порою,

Что не тебя я в гости звал

И не тебя я обнимал,

Захвачен праздной суетою.

 

Но вот пробил суровый час,

Мне жизнь устроила экзамен,

Меня в пути настигло зло,

И всех как ветром разнесло,

Кого я называл друзьями.

 

Лишь ты один, мой старый друг,

Открыл незапертые двери.

Ты в трудный час пришёл ко мне,

И сразу стало легче мне,

И я опять в себя поверил.

 

Спасибо, друг, что ты пришел.

Судьбе спасибо за науку.

Давай по чарочке нальём,

И помолчим с тобой вдвоём,

И поглядим в глаза друг другу.



 

Качнулась веточка

 

Качнулась веточка,

Качнулась, вздрогнула.

Причины не было,

Сердечко ёкнуло.

 

Сердечко ёкнуло,

Сильней забилося,

Как будто что-то вдруг

Со мной случилося.

 

Калитка скрипнула,

Тихонько звякнула.

Я от предчувствия

Невольно ахнула.

 

Невольно ахнула,

На лампу дунула.

А может, он идёт,

О ком подумала.

 

Вот-вот появится,

Вот-вот покажется.

А может, это мне

Лишь только кажется.

 

А может, глупая,

Ошиблась девочка

И на ветру стучит

Всего лишь веточка.

 

 

 

Соловьи России

 

Когда я шёл к тебе подростком

Через луга, через ручьи,

Зажгли во мне любовь к берёзкам

Твои, Россия, соловьи.

 

Ко мне любовь пришла в апреле,

Присев на краешек скамьи,

И над моей любовью пели

Твои, Россия, соловьи.

 

Дымились дальние дороги,

Гремели ближние бои,

Со мной делили все тревоги

Твои, Россия, соловьи.

 

И, убелённый сединою,

Я вновь иду в поля твои.

Поют пусть вечно надо мною

Твои, Россия, соловьи.

 

 

 

Как взять себя в руки

 

Как взять себя в руки,

Скажите вы мне.

Женат на подруге,

А ходит ко мне.

 

Придет и вздыхает:

«Со мною побудь».

И сил не хватает

Его оттолкнуть.

 

Никак не могу я

Понять одного,

Зачем каждый вечер

Встречаю его.

 

Мне больно и стыдно

В душе перед ней,

Ни в чем не повинной

Подругой моей.

 

Ничуть я не рада

Стоять на пути.

Давно бы мне надо

С дороги уйти.

 

Давно бы мне надо,

А я не иду.

Чего-то все медлю,

Чего-то все жду.



 

Спасибо, Волга

 

Когда с дороги я над тобой

Склонялся тихо и устало,

Волной прохладной ты, как рукой,

Усталость с плеч моих снимала.

 

Где-то там вдали

Края другие и другие реки.

Ты моя судьба,

Родная Волга, я с тобой навеки.

 

И в дни разлуки порой крутой

Мне снился твой зеленый берег,

Звучал мне голос раздольный твой,

И я в себя и в счастье верил.

 

Друзей на Волге моих не счесть.

Меня тут ждут, меня тут любят.

Спасибо, Волга, за все, что есть,

За все, что есть, за все, что будет.

 

Где-то там вдали

Края другие и другие реки.

Ты моя судьба,

Родная Волга, я с тобой навеки.

Свяжитесь с нами

Приглашаем всех желающих разместить на сайте свои творческие новинки. При этом оставляем за собой право отбора предлагаемых материалов.

i
© 2015 Культурный Фонд Николая Палькина.
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.