Стихи разных лет 9

 

 

            * * *

 

Меня особенно волнует

Последний поздний листопад,

Когда холодный ветер дует

И листья по ветру летят.

 

Люблю без цели я слоняться

По опустевшим берегам,

Следя, как листья суетятся,

Кружась и падая к ногам.

 

Есть удивительное что-то,

По крайней мере для меня,

В кругах прощального полёта

И в этих блеклых красках дня.

 

Над кручей рощица раздета.

Кругом такой унылый вид!

Но почему ж тогда всё это

Так освежает и бодрит?

 

1979

 

 

 

 

Вот и осень

 

Вот и осень.

Ветер ветку клонит,

И тревожно стало так в груди,

Оттого ль, что ты меня не понял,

Оттого ль, что часто льют дожди.

 

Но когда порою глянет солнце

И в саду затихнет листьев дрожь,

Сердце снова радостно забьётся,

Будто ты меня опять зовёшь.

 

Мокрый сад глядит не так уныло,

И внушаю я себе самой:

Не грусти, что осень наступила -

И она бывает золотой.

 

1967

 

 

 

***

 

Таинственно слияние природы

С моей душой. Вчера из-за погоды

Я ликовал, бродя среди берёз,

И надо мной подшучивал мороз.

И я шутил над непорочным снегом,

И стал как будто странным человеком.

Но так легко мне думалось и пелось,

И сделать людям доброе хотелось.

 

А нынче всё не так и всё не то:

Обвисло на плечах моих пальто.

Такая под ногами слякоть,

Что даже дуб, и тот готов заплакать.

Не думается мне и не поётся,

Во мне всё глухо, как на дне колодца,

Где ни один не шевельнётся звук.

Так тягостно, когда ты к жизни глух.

 

1974

 

 

 

            * * *

 

Первых встреч застенчивые ночи

Отмерцали в сумраке полей.

И чем реже встречи и короче,

Тем тревога чаще и сильней.

 

Кажется, что даже я ревную.

Ревность, говорят, слепа и зла.

Подскажи, где взять любовь такую,

Чтоб она без ревности жила?

 

1959

 

 

 

            * * *

 

Все глядят на тебя, как на диво.

Ты и вправду собой хороша.

По каким ты дорогам ходила,

Где ты брови такие нашла?

 

Не сравню тебя с песенной павой,

Но становится сердцу теплей

От походки твоей величавой

И от гордой осанки твоей.

 

За работу возьмёшься - отдашь ты

Ей с открытой душою себя.

Не случайно старается каждый

Ни на шаг не отстать от тебя.

 

Где ты руки нашла золотые,

Чистый пламень души молодой?

А налгали, что будто в России

Люди стали бедней красотой.

 

1968

 

 

 

            * * *

 

Удивительно, правда же?

Как лет двадцать назад,

Колокольчики ландышей

Всё звенят и звенят.

 

Будто вовсе и не было

Ни разлук и ни ссор

И того, что усталостью

Притушило твой взор.

 

Будто нас и не трогали

Ни дожди, ни ветра

И ничуть не прибавилось

В волосах серебра.

 

Будто годы и горести

Обошли стороной,

Будто стала сегодня лишь

Ты моею женой.

 

Поздравления приняли,

Проводили гостей.

Ты окно занавесила,

Постелила постель.

 

И на столике рядышком,

Как лет двадцать назад,

Колокольчики ландышей

Всё звенят и звенят.

 

1972



 

Забор

 

Нас разделял забор дощатый.

Он плотный и высокий был.

Я в нём умышленно лопатой

Однажды доску проломил.

 

И часто к этому пролому

Таскал то вишни, то цветы.

Я знал дела твои по дому

И знал, о чём мечтала ты.

 

Но всё ж забор скрывал от взора

И твой покой, и непокой.

Я не заметил за забором,

Как целовал тебя другой.

 

Года стихают, словно эхо,

И где-то прячутся вдали.
Я уезжал и вновь приехал,

Забор подгнил, его снесли.

 

Мне скучновато в одиночку.

Ты счастлива. Ты у крыльца

Зовёшь меня взглянуть на дочку

В отсутствие её отца.

 

Час подходящ для разговора.

Деревья в розовом дыму.

Ты на виду, и нет забора,

Но это... это ни к чему.

 

К тому же у меня есть дело:

Я вот возьму сейчас топор,

Да и, покуда не стемнело,

Поставлю заново забор.

 

1951




Женщина

 

Все умеет: и петь и плясать,

Благородством владеть и коварством.

Все умеет: и шить, и стирать,

И порой управлять государством.

 

Все умеет: страдать и любить,

Быть судьбою и горькой, и сладкой,

И умеет понятною быть,

Навсегда оставаясь загадкой.

 

1977

 

 

 

Икона

 

Если б мог, в пылу душевных сил,

Я б тебя в икону превратил,

Чтоб с доски иль белого холста

Грешная светила красота,

Чтобы век, презревший суету,

На твою молился красоту.

А живую, нежа и любя,

Я б тебя оставил для себя.

 

1977

 

 

 

            * * *

 

Сговорились тучи к ночи,

Столковались над селом.

И пошёл свое ворочать,

Погромыхивая, гром.

 

Он гулял по мокрым крышам,

Возле труб озоровал.

Только я его не слышал,

Спал, освоив сеновал.

 

Не от грохота и гула, —

Я проснулся оттого,

Что чуть слышно ты вздохнула

Возле сердца моего.

 

1959

 

 

 

            * * *

 

Твой дивный стан,

Твой нежный голос

Меня давно очаровал.

Но если Бог творил твой образ,

То дьявол тоже не дремал.

 

Они отчаянно боролись

И над тобой трудились всласть,

Недаром ангельская кротость

Прикрыла дьявольскую страсть.

 

Одним измучены вопросом,

Они старались наравне,

Но оба-два остались с носом,

Поскольку ты досталась мне.

 

И я готов твердить всечасно,

И подтверждают зеркала,

Как ты божественно прекрасна

И как ты дьявольски мила!

 

1976

 

 

 

            * * *

 

Прошли девчата тропкой узкою

И скрылись, тихие, вдали.

И незаметно песню грустную

С собой куда-то увели.

 

Черёмуха в той песне белая,

Ночные свисты соловьёв

И чья-то гордая, несмелая,

Незащищённая любовь.

 

Пройти бы мне и успокоенно

Дремать всю ночку напролёт.

Но, видно, сердце так устроено -

Чужой беды не обойдёт.

 

Спешу домой знакомой улицей.

Укрыл девчат осенний мрак.

А сердце всё ещё волнуется,

Не успокоится никак.

 

1972

 

 

 

            * * *

 

Как мало нынче пишут о любви!

Как будто бы любовь уже не диво,

Как будто время переохладило

Кипящие волнения в крови,

 

Как будто измельчал сам человек,

Как будто бы не он поднялся к звёздам,

Как будто со своим могучим ростом

Все заслонил наш суматошный век.

 

Как мало нынче пишут о любви!

Как будто бы любовь уже не чудо,

Как будто сердцу не бывает худо

От глаз твоих, от губ твоих вдали,

 

Как будто на душе не чернота

В лихой разлуке без тебя, заветной,

Как будто без любви твоей ответной

Я на земле не круглый сирота.

 

1980

 

 

 

Грачи прилетели

 

Какой-то житейский пустяк

Лишил нас с тобой равновесья.

И сразу всё стало не так,

И стала ненужною песня.

 

Ничтожной обидой живём,

Толкуем о ней, как о деле...

А я-то хотел не о том:

Ты знаешь, грачи прилетели.

 

Я видел, вернулись опять

В свои незабытые гнезда...

Обида? Обиду унять,

Конечно, не так-то уж просто.

 

Вот жжёт она душу огнём,

Да так, что душа на пределе.

А я-то хотел не о том:

Ты знаешь, грачи прилетели...

 

1977



 

Романс

 

Весь белый свет затмила вьюга,

Мы всё равно с тобой нашли друг друга.

Самой судьбе угодно было,

Чтоб я любил тебя и ты любила.

Самой судьбе угодно было,

Чтоб я любил тебя, любил всегда.

 

Одна судьба, одна дорога,

И благодать одна по воле Бога,

И даль одна сквозь белы снеги,

Да и любовь сама одна навеки.

И даль одна сквозь белы снеги,

Да и любовь сама одна навек.

 

Всё на двоих: мечты и грёзы.

Всё на двоих: и смех, и слёзы.

Всё на двоих, пока живётся,

Пока душа поёт и сердце бьётся.

Все на двоих, пока живётся,

Пока душа поёт, пока поёт.

 

Но если вдруг сойдутся тучи,

И если смерть придёт и смерть разлучит,

Последний путь закроет вьюга,

Мы всё равно с тобой найдём друг друга.

Последний путь закроет вьюга,

Мы будем вновь с тобой, вдвоём с тобой.




Перепёлка

 

Вечерами за речкою звонко

Перепёлка поёт допоздна.

Не зови меня спать, перепёлка,

Мне сегодня, поверь, не до сна

 

Не тревожь ты меня, молодую,

Мои чувства тебе не понять.

Целый вечер любимого жду я,

А его до сих пор не видать.

 

Не мешай думу думать мне, птица,

Гнать печаль свою девичью прочь.

Ох, как трудно, как трудно забыться

И заснуть в эту ясную ночь!

 

Пусть мне ждать ненаглядного долго,

Просижу хоть до самой зари.

Пой мне песню свою, перепёлка,

Только спать ты меня не зови.

 

 

Желание

 

Льётся над Волгой в безбрежном сиянии

Нежная звёздная речь.

И всё сильней и сильнее желание

Всё это в сердце сберечь.

 

В нашем саду от цветения майского

Сходят с ума соловьи.

О, как доверчивы, как они ласковы, -

Жаркие губы твои.

 

Вишни вздыхают, и яблони буйствуют,

Травы лепечут во сне.

Жаль, мне не выразить всё, что я чувствую,

Всё, что ликует во мне.

 

Льётся над Волгой в безбрежном сиянии

Нежная звёздная речь.

И всё сильней и сильнее желание

Всё это в жизни сберечь.

 

1974



 

Муза

 

Муза моя модных одежд не носила,

В шумных салонах не шлялась меж сытых столов.

Уголь грузила, высокие травы косила,

С матерью вместе доила коров.

 

В возрасте раннем всё больше ходила в обносках.

К людям являлась всё больше в долгах, как в шелках.

Страшно скучала в разлуке о милых берёзках

И не умела витать в облаках.

 

Муза моя по дорогам судьбы колесила,

Хлеб по пути запивала холодной водой.

Слушала песни, какие певала Россия,

Пела сама, называя Россию судьбой.

 

Вечно стеснялась холодных торжественных залов,

Где микрофон тянет слово казённое с губ,

Ближе ей были казармы, ночные вокзалы

Да где-нибудь деревенский заброшенный клуб.

 

Вот и теперь ей так хочется снова

Вдруг очутиться в том самом зелёном краю,

Где к ней навстречу выходят и девы, и вдовы

И обнимают её, как подругу свою.

 

1986

 

 

 

Озеро Ловозеро

 

Сел бы я на облако, сел бы я на быстрое,

Полетел бы к северу в дальние края.

Плещется там озеро, озеро Ловозеро,

Там гуляет берегом молодость моя.

 

Угостился б ягодой, ягодой морошкою,

Слушал бы над озером чаек голоса,

Вновь назвал бы сказкою девушку саамскую

За её лучистые, чистые глаза.

 

Постоял, подумал бы возле камня белого,

Для костра рыбацкого дров бы нарубил.

С рыбаками вспомнил бы, чего было-не было,

С пастухами вспомнил бы, что знал, да позабыл.

 

Сел бы я на облако, сел бы я на быстрое.

Полетел бы к северу в дальние края.

Плещется там озеро, озеро Ловозеро.

Только где же, где она, молодость моя?

 

2003



 

Облака

 

Я завидовал вам, облака,

Я завидовал, как вы летели.

И оттуда, с небес, свысока,

С превосходством на землю глядели.

 

Любовался я вашей игрой

При ненастной и ясной погоде

И, зажатый земною судьбой,

Я завидовал вашей свободе.

 

Хорошо было вам в небесах.

Но однажды я всё же заметил,

Как буквально у всех на глазах

Повернул вас изменчивый ветер.

 

Без усилий, почти без труда

Повернул и погнал в край холодный.

И я с грустью подумал тогда,

Что и вы, облака, не свободны.

 

Даже вам, что верны небесам,

Каждый случай дорогу дарует

Не туда, куда хочется вам,

А туда, куда ветер подует.

 

2005



 

Радищев

 

Его души вполне хватило

На обличительную речь

И на умение сатирой

Непослушание разжечь,

На возвышающую честность,

На разрушительный разлад,

На то, чтоб русскую словесность

Настроить на державный лад.

На то, чтоб с книгой непутёвой,

Явившейся о той поре,

Злодеем «хуже Пугачёва»

Прослыть не только при Дворе.

На то, чтобы по воле Бога

Собой остаться меж людьми

И пережить тоску острога

И злоключения семьи.

На то, чтобы в разладе с троном,

Блуждая в собственной судьбе,

Едва ль не первым стать масоном

На удивление себе.

На то, чтоб в мире низких истин,

На смерть взирая свысока,

Покончить жизнь самоубийством

И в памяти потомков чистым

Остаться на века.

 

2001

 

 

Свяжитесь с нами

Приглашаем всех желающих разместить на сайте свои творческие новинки. При этом оставляем за собой право отбора предлагаемых материалов.

i
© 2015 Культурный Фонд Николая Палькина.
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.